СО НКО > Новости > Контроль за деятельностью НКО усиливается

Коллегия Счетной палаты Российской Федерации под председательством Татьяны Голиковой рассмотрела результаты проверки и анализа эффективности государственной финансовой поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций (далее — СО НКО) по линии Минтруда России и Минэкономразвития России в части предоставления им в 2012-2014 гг. субсидий из федерального бюджета.

По словам аудитора Владимира Катренко, нормативная правовая база, регулирующая порядок оказания финансовой поддержки СО НКО, представляет собой ряд разрозненных актов Правительства России, ориентированных либо на Минэкономразвития, либо на Минтруд. Таким образом, единых подходов к организации государственной финансовой поддержки таких организаций в настоящее время не существует.

Минэкономразвития оказывает поддержку регионам и СО НКО на конкурсной основе. По словам аудитора, в 2013 г. заявки на участие в конкурсе были поданы от 66 регионов, соглашения заключены с 49 из них. В 2014 г. соглашения были заключены с 45 регионами или 60,8% от соискателей. В свою очередь для участия в конкурсе по отбору СО НКО в 2012 г. заявки подали 539 организаций, соглашения заключены с 47, в 2013 г. – 514 (соглашения заключены с 42), в 2014 г. – 345 (49). «Анализ перечня получателей субсидий 2014 г. в сравнении с 2012 г. показал, что повторно победителями конкурса стали около 12% СО НКО. При этом необходимо учитывать преимущественно двухгодичный период реализации программ СО НКО», — отметил Владимир Катренко.

В заключенных соглашениях с регионами были нарушены правила предоставления субсидий региональным бюджетам, а также не предусмотрен ряд важнейших моментов. В частности, отсутствуют порядок предоставления отчетов о расходах региона и результатах использования субсидий. В приказе Минэкономразвития России данный порядок также не установлен. «В соглашения СО НКО и регионов с Минэкономразвития включаются плановые показатели результативности использования средств субсидии, однако, они носят исключительно количественный характер», — уточнил аудитор.

По его словам, ответственность СО НКО и регионов, предусмотренная соглашениями с Минэкономразвития, недостаточна. «Объем субсидии текущего года сокращается из расчета 1% за каждое недостигнутое значение показателя результативности по итогам реализации программы в отчетном году. Учитывая тот факт, что заключенные с СО НКО соглашения предусматривают, в основном, от 3 до 5 показателей, размер субсидии может быть сокращен максимально на 5%», — рассказал Владимир Катренко.

Контроль за целевым использованием субсидий возложен на Минэкономразвития России. При этом выездные проверки министерством не проводились. Вместо этого использовался мониторинг, проводимый сторонними организациями. В 2013-2014 гг. на эти цели было потрачено 5,7 млн. руб. «Мониторинг проводился опосредованно, через изучение нормативных правовых актов, методических материалов, а также проведение переговоров и опросов при помощи средств телекоммуникационной связи, что не обеспечило реального контроля за использованием выделяемых в виде субсидий средств», — заявил аудитор.

По его словам, министерство выявило ряд недостатков в проведении мониторинга, но, тем не менее, выплатило подрядчику ООО «Центр экономических проектов» 1,6 млн. руб. за ненадлежащим образом выполненные работы.

В свою очередь Минтруд оказывает поддержку социально ориентированным некоммерческим организациям, деятельность которых непосредственно связана с социальной поддержкой и защитой граждан, на основании отдельных распоряжений Правительства. В них определяется не только перечень СО НКО, но и размер субсидии по каждой из них. Оценку социального эффекта, а также проверку целевого использования средств субсидий по месту нахождения СО НКО Минтруд не проводил. В соглашениях с организациями отсутствуют конкретные мероприятия, на реализацию которых выделялись субсидии, а также критерии оценки эффективности их использования и обязанности министерства по проведению такой оценки. Не установлена ответственность СО НКО за предоставление недостоверной отчетности.

«Подобный подход влечет риски использования предоставляемых субсидий на цели, не связанные с мероприятиями социальной направленности», — отметил Владимир Катренко. По его словам, в 2012-2013 гг. из средств субсидии, предусмотренных на финансирование Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы − «Инвалиды войны», выплачивалась материальная помощь физическому лицу – председателю Тверской региональной организации в сумме 661,2 тыс. рублей на ремонт автомобиля.

Еще более показательный пример: в Центре восстановительной терапии для воинов-интернационалистов им. М.А. Лиходея заключались договоры на приобретение и отчуждение транспортных средств. В частности, в 2012 г. для перевозки людей с ограниченными возможностями, а также для выполнения служебных заданий за счет средств субсидии приобретен автомобиль Тойота Хайлендер 2012 года выпуска общей стоимостью почти 2 млн. руб. Через 3 месяца по решению генерального директора Центра автомобиль был отчужден в пользу главного инженера Центра за 1,7 млн. руб.

Требования к структуре расходования средств субсидии нормативно не закреплены. В результате организации распоряжаются деньгами по своему усмотрению. При этом удельный вес средств субсидии в общем объеме поступлений, например, в организации «Инвалиды войны» составил в 2012 г. – 64,5%, в 2013 г. – 83,5%, в 2014 г. – 86,4%. По словам аудитора, «фактически имело место бюджетное финансирование ее деятельности».

Отдельно аудитор остановился на отсутствии в соглашениях условий распределения средств Всероссийскими обществами инвалидов среди своих региональных отделений.

ОООИВА «Инвалиды войны» при распределении денежных средств между региональными организациями руководствовалась Положением о критериях оценки деятельности, которое предусматривает установление рейтинга. При этом в 2012 г., несмотря на высокие рейтинговые оценки деятельности некоторых региональных организаций, средства субсидии не были направлены 10 таким региональным организациям, в 2013 и 2014 гг. – 8 организациям соответственно. «В то же время, некоторым региональным организациям, деятельность которых в проверяемом периоде была признана неудовлетворительной, средства субсидии в общей сумме 950 тыс. руб. были перечислены», — уточнил Владимир Катренко.

За весь проверяемый период в ОООИВА «Инвалиды войны» 56,2% субсидии распределено аппарату ОООИВА «Инвалиды войны» (г. Москва) (170,4 млн. руб.) и 25,8% – другим организациям, учредителем которых является ОООИВА «Инвалиды войны» (78,2 млн. руб.). При этом региональным организациям ОООИВА «Инвалиды войны» было перечислено всего 17,9% (54,4 млн. руб.).

Согласно отчетам, представленным ОООИВА «Инвалиды войны» в Минтруд России (в 2012 — 2014 гг.) по использованию средств субсидии были израсходованы средства в 2012 году в сумме 36 970,0 тыс. рублей, в 2013 году — 58 500,0 тыс. рублей, в 2014 году — 74 900,0 тыс. рублей.

Вместе с тем, согласно данным бухгалтерского учета указанные расходы составили в 2012 году — 36 311,4 тыс. рублей, 2013 году – 56 966,0 тыс. рублей, 2014 году — 73 778,7 тыс. рублей.

Недостаточный контроль за СО НКО формирует риски, когда объемы использования субсидии на одни и те же цели существенно различаются. Так, Школа подготовки собак-проводников Общероссийской общественной организации инвалидов «Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых» на подготовку одной собаки-поводыря тратила в 2013 г. – 1 млн. руб., в 2014 г. – 1,2 млн. руб. В тоже время расходы АНО «Учебно-кинологический центр «Собаки – помощники инвалидов» на подготовку одной собаки-поводыря составляли 294 тыс. руб., или в 3,4 раза меньше. «Такая разница в расходах на подготовку одной собаки-поводыря может быть обусловлена отсутствием единых методических подходов и требований к осуществлению расходов за счет средств субсидии на социально значимые цели, — пояснил аудитор. — Оценить реальную эффективность затраченных федеральных средств не представляется возможным».

Анализ структуры расходов СОНКО показал, что средства субсидий расходовались по трем направлениям: административные расходы, приобретение основных средств и непосредственные расходы на реализацию программ социального развития. Соотношение расходов по указанным направлениям нормативно не определено. Вследствие этого у некоторых СОНКО административные расходы составили более 50% от суммы субсидии.

Правовой механизм комплексной оценки социального эффекта предоставления государственной финансовой поддержки социально ориентированным некоммерческим организациям отсутствует.

«Механизм субсидирования социально-ориентированных некоммерческих организаций должен быть унифицирован и приведен к формату, соответствующему программному принципу расходования бюджетных средств, с установлением показателей, характеризующих качественную составляющую социального эффекта такой формы их поддержки», — резюмировал аудитор.

Коллегия приняла решение направить представления в Министерство экономического развития, Министерство труда и социальной защиты, Общероссийскую общественную организацию инвалидов войны в Афганистане и военной травмы «Инвалиды войны» и Центр восстановительной терапии для воинов-интернационалистов им. М.А. Лиходея, информационное письмо – в Правительство Российской Федерации, а также отчет о результатах контрольного мероприятия в палаты Федерального Собрания.

Источник: Счетная палата Российской Федерации (http://www.ach.gov.ru/)

0

Автор публикации

не в сети 2 месяца

СО НКО

0
Комментарии: 0Публикации: 2543Регистрация: 25-12-2018
Авторизация
*
*

Scroll Up